Марыся (rysyache) wrote in politkniga,
Марыся
rysyache
politkniga

Предисловие от автора guralyuk
"Что там говорить: эта книга оказалась удачной. После полугода ее
обсуждений складывается критическая масса вставок и поправок, которые
вполне тянут на второе "расширенное" издание. Хотелось бы услыхать
мнения об этой работе исходя именно из такой перспективы: как сделать
второе издание лучшим, чем первое, что добавить, что убрать, может,
изменить жанр - сделать "толстую монографию"? Что интересно было бы во
"втором издании" "Феномена Беларуси" сейчас, после того, как своего
рода "ликбез" относительно РБ в виде "первого издания" завершился?"
Автор обязательно ответит на ваши комменты в этом посте... даже самые негативные отзывы выражайте корректно.

6 апреля - 20 лет со дня Чернобыльской катастрофы. Поэтому из книги "Феномен Беларусии" мы (модераторы сообщества) решили выложить главу "Чернобыльская катастрофа. Чернобыльский социум".
Основное утверждение автора: несмотря на то, что Чернобыль это территория Украины, катастрофа эта должна считаться Белорусской. Именно в Беларусии пострадали огромные территории (значительная часть страны должна считаться не пригодной для жизни и земледелия) и люди, так как плотность населения на пострадавших территориях Белоруссии много выше, чем на Украине или в России.
О чернобыльских последствиях, с которыми ежедневно приходится сталкиваться белорусам и угрозами катастрофы для Белоруссии - это глава. Что не значит, что обсуждение книги сузится до одной проблеме.

Беженцы чернобыльской войны

История отселения людей с загрязненных радионуклидами зе-мель -это как раз тот случай, когда масштабы и сроки переселений неадекватны реальной опасности, которой подвергалось и подвергается население после аварии на ЧАЭС. Затягивая переселение людей, государство только усугубляет проблему, навешивает на все бело-русское общество дополнительный груз дорогостоящих программ, которые все равно придется решать позднее.

Кого можно считать чернобыльскими переселенцами и сколько их ныне?.

Чернобыльскими переселенцами можно считать, строго говоря, всех людей, которые покинули территории, зараженные в результате катастрофы. Точно подсчитать население, покинувшее зараженные местности под воздействием именно радиации, почти невозможно. Мотивы поведения людей, в том числе мотивы отъезда за пределы «зоны», нередко не связаны напрямую со страхом перед болезнями. К тому же страх перед радиацией -это величина подвижная, почти рейтинговая. Сегодня люди боятся, а завтра президент скажет, что «здесь жить можно» - и им уже ничто не страшно. Тем не менее в целом страх перед радиацией среди населения зараженных территорий достаточно высок. Согласно данным Института социологии АН РБ, в 1995 году 74,6% опрошенного населения загрязненных районов поставили радиационную опасность в числе первых четырех угроз, с которыми они сталкиваются в своей жизни.

Всех переселенцев можно разделить на две группы: организован-ные и свободные. К организованным относятся люди, эвакуированные или отселенные с территорий с плотностью загрязнения 15 Ки/км2 и выше в специально построенные для них квартиры и дома. Часть са-мостоятельных переселенцев учитывается официальной статистикой и обычно добавляется к числу организованных. Это те, кто получил жилье в выбранном для жительства населенном пункте на правах по-страдавших от Чернобыля. В первые три-четыре года после аварии наиболее динамично вели себя самостоятельные переселенцы. Не по-лучив от государства правдивой информации об аварии, но составив представление о ее масштабах и последствиях по сообщениям «вра-жеских» радиостанций, по поведению местных чиновников и медиков, люди стали уезжать подальше от беды. Сделать это было непро-сто, потому что официальная установка «спокойствие и только спокойствие» была серьезным препятствием для очень многих, особенно для членов КПСС.
Тем не менее «исход» начался, и вплоть до 1991 года самостоятельные переселенцы были основными мигрантами с загрязненных тер-риторий. В 1990 году поток таких переселений превышал организованное отселение в 2,5-3 раза и составил около 50 тыс. человек,
В основном опасные районы самостоятельно покидала наиболее трудоспособная и образованная часть населения -те, кто был в состоянии найти жилье и работу в чистых районах и кого охотно принимали вербовщики из разных хозяйств и организаций с нехваткой рабочей силы.
Эти люди уже не надеялись на то, что государство решит их проб-лемы, ведь после отселения в 1986 году 24,7 тыс. человек заметных отселений не велось вплоть до 1990 года, когда наконец-то отселили деревни Чудяны Чериковского района с плотностью загрязнения цезием-137 146 Ки/км2, Шепетовичи Чечерского района (61,39 Ки/км2) и ряд других деревень с уровнем загрязнения выше 40 кюри и нача-лось медленное отселение жителей из зоны загрязнения выше 15 Ки/км2. Только в 1990-1992 годах было отселено около 54 тыс. чечовек. На эти и два последующих года и пришелся основной пик ор-ганизованных (или обязательных) переселений.

Началом организованного отселения можно считать эвакуацию города Припять 27 апреля 1986 года и детей и беременных женщин из десятикилометровой зоны 1 мая 1986 года. 2 мая 1986 года зона была расширена до 30 километров, и из нее вывезли детей. Реальная эвакуация всего населения из этой зоны началась 3-4 мая 1986 года.

Переселение было объявлено временной мерой. Людей размещали первоначально даже в школах поблизости от их деревень. Из украин-ской части тридцатикилометровой зоны эвакуировали около 90 тыс.человек, в их числе 49 тыс. человек (по другим данным, 44,6 тыс. человек) из города энергетиков Припяти, из российской -186 (!) человек.

В 1990-1992 годах проходило отселение людей из 17 загрязнен-ных районов Беларуси. В России в то же время было отселено около 30 тыс. человек. В целом же за 11 лет, прошедших после чернобыльской катастрофы, численность организованных и свободных учтен-ных переселенцев в Беларуси достигла 131,2 тыс. человек, на Украине около 100 тысяч, в России 50 тыс. человек. Значительное число переселенцев, самостоятельно покинувших зоны с высокой радиацией, нигде не учтено. Даже по тридцатикилометровой зоне при расчетах «теряется» около 20 тыс, человек, бежавших от аварии куда глаза гля-дят сразу после взрыва совершенно самостоятельно.

В ряде регионов Беларуси чернобыльские переселенцы проживают компактно, и их проблемы являются определяющими для целых территорий. Заметные компактные поселения чернобыльских переселенцев есть в Минске (Малиновка, Шабаны), Могилеве, Гомеле и некоторых других городах Беларуси, а также в Киеве, Житомире и в Славутиче на Украине, в Брянске в России. Однако особенно важно, что переселенцы компактно осели в ряде сельских районов Беларуси. Традиционная культура у сельских жителей сохраняется в большей степени, чем в городе. Так, в Мстиславском и Шкловском районах есть целые колхозы, организованно переселившиеся из чернобыльских районов.

29 декабря 1989 года Президиум Верховного Совета БССР принял Указ об образовании особого Дрибинского района Могилевской области, на территорию которого было переселено особенно много населения из загрязненных зон. Сейчас в Дрибинском районе проживают до 7 тыс. переселенцев, в основном из Краснопольского и Славгородского районов. Жилье для переселенцев строится в сельской местности в 11 районах Могилевской области, в 10 -- Гомельской области. В остальных областях чернобыльцы осели в основном в городах, из них примерно 31 тысяча - в Минске. Переселенцы, по крайней мере их значительная часть, не растворяются в общей массе населения чистых зон, а консолидируются в устойчивые особые культурные группы.

На территории, где уровень загрязнения превышает 15 Ки/км2, то есть там, откуда даже по официальным белорусским правилам необходимо население отселить, ныне проживают 30-35 тыс. человек (с учетом беженцев из горячих точек бывшего СССР и самоселов). Значительная часть из них, вероятно, вскоре эти земли оставит.

При сохранении наметившихся тенденций среди самостоятельных переселенцев на территориях, где радиация относительно невысока (свыше 1 Ки/кмг), в течение ближайших 10-15 лет место жительства сменят 150-200 тыс. человек. Значит, только в Беларуси к 2010 году число людей, которые с 1986 года покинули и еще покинут места постоянного жительства под тем или иным влиянием чернобыльской аварии, достигнет полумиллиона человек. Ситуация для общества не катастрофичная, но сложная. Столь масштабный исход населения ставит перед небольшой Беларусью ряд острых проблем. Среди них особое значение имеют социальные противоречия, порождаемые переселениями.

Это в первую очередь проблема адаптации все большего числа организованных и неорганизованных переселенцев в чистых зонах. Помимо психологического комплекса «беженцев», переселенцы несут с собою потенциально высокий уровень заболеваемости и связанный с высокой заболеваемостью комплекс субкультуры. Их дети (теоретически) ездят на оздоровление, взрослые получают льготные путевки в санатории и т. п. Растворить переселенцев в общей массе на-селения чистых территорий уже не удалось. С учетом продолжающегося переселения -не удастся тем более. Слишком их много и слишком сильна у переселенцев тяга друг к другу.

Вместе с переселенцами в жизнь людей в чистых зонах дополнительно зримо приходит Авария. Чтобы общество сохранило в таких условиях духовное единство, государство и вся политическая система Беларуси должны создать соответствующую духовно-идеологическую атмосферу. Нравится это кому-то или нет, но единство общества вокруг идеи ликвидации последствий аварии должно обеспечи-ваться всей мощью государственной машины и общественного мнения РБ. Иначе успешная адаптация чернобыльцев в чистых зонах не-возможна.
Момент истины

Другой крупной проблемой, связанной с переселенцами, является судьба людей в местностях, откуда идет переселение. Тем более что заметная часть жителей грязных районов отказывается признавать факт вредного влияния радиации на их организм, а то и вообще задумываться на эти темы и уезжать оттуда не собирается. С точки зрения сиюминутных интересов бюрократии и населения чистых зон предпочтительнее, чтобы население в грязных зонах оставалось и продолжало жить по-прежнему. В экономическом плане Беларусь теряет из-за исхода населения из грязных районов многое. Безвозвратно потеряно примерно 3% обрабатываемых плодородных земель, 485 тыс. населенных пунктов остались без жителей, закрылись более 600 школ и детских садов, около 300 объектов народного хозяйства, 95 больниц 550 предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, прекратили работу 54 крупных сельскохозяйственных объединения. Только организованное переселение людей в Беларуси за прошедшие 11 лет «съело» около 5 млрд. долларов.

По неоднократным заявлениям А. Лукашенко, в 90-х годах около 25% бюджета уходило на ликвидацию последствий аварии. «Президентская» цифра циркулирует и по иностранным отчетам о положении дел в странах, подвергнувшихся радиационному удару. Обычно считается, что Россия тратит на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС около 1% бюджета, Украина -12%, Беларусь --25%. Цифра для Беларуси громадная. Такими долями в бюджете финансируются тяжелые войны. Афганская война из бюджета СССР изымала куда меньший процент. Вероятно, таким образом учитываются косвенные бюджетные затраты, ибо прямые цифры чернобыльских затрат меньше.

При бесплатной белорусской государственной медицине и социальных программах населению чистых зон все равно придется оплачивать глупость тех, кто остался в грязных зонах, и преступление перед человечностью тех государственных чиновников, кто убедил население остаться в грязных зонах. Что будет происходить с людьми на грязных территориях, зависит от государственной политики. Вариантов немного:
* дальнейшая деградация социума, который остается без людей
разумных, переселившихся самостоятельно, рост культуры болезней, падение гигиенической культуры, распространение асоциальных явлений, преступности, наркомании. Иррацио-
нальное поведение этого населения при выборе политических вариантов развития страны. Рано или поздно произойдет и взаимоотталкивание чернобыльских и чистых регионов и региональных культур;

* исход населения из сельской местности, быстрое вымирание oставшихся стариков, отток населения из грязных в чистьте зоны и крупные города. Распространение вместе с переселенцами на чистые зоны специфичной чернобыльской субкультуры, сложившейся в грязных зонах.

Для стабильности государства и общества Беларуси и моральней и дешевле стимулировать переселение из грязных зон, спасать своих соотечественников, а не реабилитировать территории, которые восстановить нельзя./lj-cut>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments